Психологическая война

Психологическая война

Уже много говорят об информационной безопасности. Но еще не очень говорят, что психологическая безопасность общества важнее информационной. Потому что человек прежде всего является психической единицей, а уж потом - информационной. Московиты, и другие захватчики, издревле знали, что для успешного захвата крайне важно "сломать моральный дух" противника. И это не столько информационная, сколько Психологическая война.

Это перепост статьи Дмитрия Бачевского, прозаика, политтехнолога, тренера по коммуникации под названием Украинцев целенаправленно ломают стрессом.
Я сам хотел написать что-то подобное, но пока так и не дошли руки. Поэтому перепечатываю эту статью, так как согласен в ней с каждым словом, а время идет, и предложенное нужно было сделать еще позавчера.


Отупевшие от постоянного стресса и сломленные люди готовы на все, лишь бы обрести покой. И украинское общество постепенно и целенаправленно ведут к тому, чтобы оно согласилось на любой поворот событий в войне с Россией.

Погружение украинцев в состояние тотального стресса осуществляется несколькими инструментами

1. Постоянные обострения на фронте, чередующиеся с периодами затишья. Дергая человека, постоянно создавая ему проблемы и снимая их, можно довести кого угодно до нервного срыва. А еще - убить в нем способность к мобилизации и волю к сопротивлению.

2. Создание внутреннего напряжения призывами к майдану, организацию массовых протестов, блокад, угрожающих энергосистеме, другими мерами, создающими ощущение полной дестабилизации ситуации в стране и развала государственных институтов.

3. Пропаганда со стороны «оппозиционных» СМИ, которые демонстрируют нашу жизнь как беспросветный мир коррупции, повышения цен, разрушения экономики и всевозможных «измен» как со стороны наших союзников, так и внутри страны. Когда человек чувствует, что у страны нет никаких перспектив - мотивация к действию и борьбе умирает.

4. Редакционная политика всех украинских СМИ, которые отдают огромное место в эфире и на страницах изданий криминальной хронике. Украинцы все время живут в мире крови и жестокости, бессмысленных убийств, аварий и катастроф. Причем, большинство из этих новостей не являются социально значимыми и представляют собой отдельные случаи, но в совокупности создают картинку полной безнадежности, незащищенности и вызывают ощущение приближающейся катастрофы.

К чему это приводит?

Если следовать известной концепции Ганса Селье (Hans Hugo Bruno Selye), существует три основных стадии стресса: тревога, сопротивление и истощение.

Сначала происходит полная мобилизация сил организма, человек находится в состоянии напряжения и настороженности, он втягивается в борьбу и пытается адаптироваться к новым стрессовым условиям. Так у нас было в 2014 году.

Затем наступает стадия сопротивления: признаки тревоги практически полностью исчезают, уровень сопротивляемости значительно выше обычного. Это мы пережили в 2015 году.

Последняя стадия - истощение, когда энергия уже исчерпана, а физиологическая и психическая защита - сломаны. Этот период у нас начался в 2016 году и продолжается сегодня.

Каждый человек по-разному переживает последнюю стадию стресса. Согласно концепции известного психолога Ондрея Микшика (Ondrej Mikšík), существует три вида реакции людей при достижении предела «прочности» в критических ситуациях.

Первый тип людей распадается на физиологическом уровне - впадает в ступор от переутомления, перестает реагировать на окружающие события и внешние раздражители. Согласно И. Павлову, такая реакция центральной нервной системы называется «запредельным торможением» и несет в себе охранные для организма функции. Сегодня она характерна для той части общества, которая абстрагировалась от проблем с войной и замкнулась в себе.

Второй тип людей ломается психически, теряет силу воли, способность думать и принимать решения, адекватно оценивать обстановку. Такая реакция наблюдается у значительной части нашего гражданского общества, активистов, находящихся в состоянии растерянности и разочарования. Часть из них опустила руки, часть - полностью потеряла способность к критическому мышлению и реагирует на ситуацию на уровне рефлексов и понятий «измена» или «победа». От первых в борьбе уже нет никакой пользы, другие - легко поддаются влиянию, манипуляциям и ими легко управлять с помощью разных «вбросов».

Третий тип людей ломается на социально-психологическом уровне. При достижении предела «прочности» такие люди сохраняют свою физическую и психическую мобилизованность, но изменяют своим жизненным принципам и установкам. Так, люди, которые сначала включились в борьбу по моральным и идейным соображениям, начинают действовать исключительно в собственных интересах и, разочаровавшись в начальных целях, стремятся получить максимум личной выгоды из того, что происходит. Примеры такого типа мы видим среди многих волонтеров и военнослужащих, которые занимаются контрабандой, торговлей с врагом и т.д.

Украинское общество будет окончательно сломано, если количество тех, кто внутренне еще сопротивляется, станет меньше необходимого критического минимума. Этот минимум стремительно приближается, и если прямо сейчас не принять экстренных мер, то через год нас окончательно сломают.

Что должно делать государство в такой ситуации?

1. Минимизировать влияние новостей с фронта на самоощущение общества. Постоянные похороны наших воинов, новости о гибели мирных жителей и обстрел наших территорий только ухудшают ситуацию. Там, где нельзя умолчать - нужно максимально сбалансировать информацию положительными новостями о наших успехах, победах и потерях врага. Новости с фронта всегда должны излучать исключительно оптимизм.

2. Государство должно наладить коммуникацию с обществом и стать драйвером любых инициатив, перехватить такую ​​инициативу у любых групп, которые сознательно или бессознательно создают дестабилизацию внутри страны.

3. Необходимо применить не совсем демократические мероприятия в отношении СМИ, работающих на подрыв психологического состояния общества, сеющих панику, пораженческие настроения, разочарование и безверие. Какие это могут быть меры - должны решить компетентные органы и профильные ведомства. Но если немедленно не ввести «военное положение» в нашем свободном и демократическом информационном пространстве, то нас уничтожат нашими же руками.

4. Украинские СМИ, желающие добра стране и украинскому народу, должны проявить сознательность и минимизировать подачу абсолютно ненужных и лишних «криминальных» новостей. Всем понятно, что негативные новости всегда вызывают больший интерес у публики, чем положительные: такова природа человека - реагировать на негатив и оценивать риски для себя в окружающей среде. Но если мы будем следовать в русле вкусов публики сегодня, то завтра будет плохо всем - и публике, и самим СМИ, которые пытались угодить кому угодно, только не национальным интересам.

Психологическая война - самая страшная и самая эффективная. Она позволяет сломать и подчинить любое общество, которое не способно выстроить защиту против такого влияния. И если наше государство не возьмется, наконец, за информационно-психологическую составляющую, то нам не поможет ни новое оружие, ни кредиты Запада, ни заклинания власти о том, что все идет по плану.